МАДАГАСКАР

География
Природа
Население
Культура
История
Экономика
Политика
Литература
Туризм

Карта сайта
Поиск по сайту
Партнеры

Главная / История Мадагаскара / Средневековый период

   К нач. 16 в. насчитывалось ок. 18 этнических групп, отличавшихся друг от друга формой хозяйственной деятельности (везу - рыболовы, мерина - земледельцы-рисоводы, сакалава - скотоводы). В период 16-17 вв. на территории современного Мадагаскара возникли несколько межплеменных политических образований: Ариндрану, Исандра, Лалангина и Манандриана (бецилеу), Буэни (Буйна) и Менабе (сакалава), Имерина (мерина). Самое значительное - Имерина (на его территории основан г.Антананариву, первое упоминание о котором датировано 1726 г.), достигшее своего расцвета в 18 в. Первыми европейцами, высадившимися на остров, стала команда португальского мореплавателя Ф.Суариша (1506 г.). Колонисты (французы) впервые появились на о.Сент-Мари (ныне - о.Нуси-Бураха) в 1642 году. Попытки португальцев, англичан и голландцев в 17-18 вв. обосноваться на Мадагаскаре потерпели неудачу из-за отпора местных жителей. Восточное побережье (прежде всего о.Сент-Мари) стали пристанищем пиратов. См. - Пираты на Мадагаскаре.

   В конце 17 века на Мадагаскаре в течение нескольких лет существовала пиратская Республика Либерталия, основатели которой на короткое время создали, можно сказать, первое коммунистическое государство.

   Начало быстрого экономического развития острова, по времени совпавшее с объединением под властью Имерины всех горных районов центрального Мадагаскара, связано с Андрианампуйнимериной - "правителем, которого желает вся Имерина". Именно при нем границы Имерины достигли моря, и это именно ему принадлежит идея о необходимости объединения всех мальгашских племен в рамках единого государства. "Ny riaka nо valamparihiko" ("Мое рисовое поле не имеет других границ, кроме океана"),- говорил он. Андрианампуйнимерина начал выписывать мастеров из арабских стран и создал первые цеховые корпорации ремесленников - кузнецов, оружейников, плотников.

   Андрианампуйнимерина был неграмотным. Однако, увидав как-то свитки Сура-бе, привезенные с не подвластного тогда еще Имерину севера острова, король тотчас же понял значение грамотности и письма. Вот рукопись тех времен, рассказывающая о дальнейших событиях. Андрианампуйнимерина тотчас же послал на север к королю племени антаиморо посольство, выписав от него в Тана одиннадцать знаменитых книжников-мусульман. Именно им суждено было стать наставниками его сына, короля Радамы Первого - величайшего реформатора Мадагаскара.

   Говорят, что король Радама Первый любил сравнивать себя с Наполеоном Первым. Смотрясь в зеркало, присланное ему в подарок императором французов, он находил в своих чертах много общего с великим сыном Корсики и всегда подчеркивал, что оба они родились на островах. Однако если отвлечься от этих внешних совпадений, то следовало бы, пожалуй, сравнивать Радаму Первого с русским царем Петром Первым.

   Подобно Петру, Радама своевременно понял значение моря и дал Имерине выходы к восточному и западному побережьям, сделав возможным регулярную торговлю с развитыми странами. Затем вопреки сопротивлению ретроградов он прорубил Мадагаскару окно в Европу, выписал оттуда искусных мастеров, а себя окружил учеными. Петр Первый брил бороды боярам, принуждал их одеваться в европейские камзолы, а Радама Первый запрещал знати носить сословные украшения. Подобно русскому царю, он повсеместно насаждал грамотность. В начале прошлого века один из французских миссионеров писал: "В Тананариве, да и вообще в Имерине, все стремятся научиться читать. В школы ходят даже старухи". В тысяча восемьсот двадцать шестом году уровень образования был уже настолько высок, что королевский двор уволил глашатаев и приказал вывешивать свои указы прямо на стенах городских домов, чтобы все могли читать их.

   Радама Первый запретил работорговлю, а рабов, которых больше не вывозили с острова, приказал использовать на государственных работах. Были построены первые дороги, каналами соединены некоторые порты восточного побережья, проведена нивелировка целых равнин. В тысяча восемьсот двадцать шестом году начал работать первый сахарный завод. Конечно, технология на всех этих предприятиях была европейской. Однако уже тогда многими отраслями руководили малагасийцы.

   Наконец, так же как и после смерти Петра, на мадагаскарский престол была возведена женщина, Ранавалуна Первая, которая была женой и двоюродной сестрой великого Радамы. Ее привели к власти круги, выступавшие против отмены работорговли и поддерживаемые французами. Привели в нарушение традиций мерина, запрещавших женщине занимать "престол предков". Поэтому придворная камарилья пустилась на невиданную махинацию: Ранавалуна была объявлена "лицом мужского пола", а все двенадцать жен ее бывшего мужа названы ее "супругами". Вот видите - хроники тех лет. Во многих из них речь о Ранавалуне идет в мужском роде.

   Подобный оборот событий пришелся не по вкусу купцам и ремесленникам, которые пользовались поддержкой англичан и при Радаме Первом выдвинулись на ведущие государственные посты.

   Чтобы успокоить влиятельное торговое сословие, был достигнут еще один не менее парадоксальный компромисс: отныне королева, отбросив сословные запреты, начала выбирать себе официальных любовников из числа купцов. Естественно, что любовники эти получали высшие государственные посты. А поскольку в будущем на престоле Имерины почти все время находились женщины, родилась своеобразная традиция: премьер-министр и любовник королевы в одном лице.

   Экономическое развитие острова, подготовленное смелыми реформами Радамы Первого, продолжалось еще более стремительными темпами, поскольку королева понимала, что только быстрый прогресс во всех отраслях может обеспечить ей независимость от Франции и Англии. Около двадцати тысяч человек участвовало в строительстве оружейного завода. В тридцатых годах малагасийцы задули свою первую доменную печь, создали предприятия по выплавке меди и производству стекла. Огромное количество металлических изделий - начиная от пушек и кончая иголками - уже производилось на острове! В Ивундру целиком из местных материалов было построено первое малагасийское парусное судно.

   Осознавая свои силы и возможности, Ранавалуна вступила в смелую политическую игру с Европой, которая все настойчивее проникала на остров, и заставила западные державы уважать права Имерины как независимого государства.

   Сын же Ранавалуны Радама II, если продолжать аналогию с российскими монархами, напоминал императора Павла I. Он питал слабость ко всему иностранному. Самое умное изречение Радамы Второго касается его же самого. "Я напоминаю себе барана с железной головой", - любил повторять он. Именно он предоставил иностранцам первые земельные концессии, отменил пошлины на европейские товары, дал французам право свободно передвигаться по острову и создавать свои фактории.

   Все эти уступки били в первую очередь по могущественному купеческому сословию, начавшему из-за отсутствия поста любовника-премьера при Радаме сдавать свои позиции. И тогда купцы подняли против "барана с железной головой" крестьянские массы. Их движение имело сугубо специфические черты, уходящие своими корнями в культ предков. Во главе его стояли "раманендзаны" - "те, кто одержим духом покойной королевы". Они разъезжали по деревням и, разыгрывая одержимых, исступленно проповедовали, что молодой король предал политическое завещание Ранавалуны, что он хочет отдать Имерину иностранцам. Появились листовки, написанные от лица "страдающих предков", В них говорилось, что предки вышли из своих гробниц и объявили Радаму Второго недостойным короны.

   Восьмого мая тысяча восемьсот шестьдесят третьего года толпы народа и солдат ворвались на Руву и удушили Радаму Второго шелковым шнуром.

   Сейчас, взирая на прошлое, два года правления Радамы Второго представляются своего рода антрактом между теми историческими свершениями, которые были достигнуты малагасийцами при его великих предках, и теми огромными экономическими и культурными завоеваниями, которые ждали Мадагаскар впереди. Была сделана уступка городским слоям, устранившим Радаму II. Его жена, возведенная на престол под именем Разухерины, была ограничена конституцией и лишена божественного права. Суд ядом тангун был отменен, слово мпандазаки теряло силу закона, который отныне формулировали представители правящего класса купцов и феодалов. Таким образом, подлинная власть перешла от королевы к ее любовнику - премьеру Райнилайяривуни. Он был хитрым и мудрым политиком. Это видно хотя бы из того, что эти оба своих поста он сумел сохранить и при преемницах Разухерины - королевах Ранавалуне Второй и Ранавалуне Третьей.

   Их царствование, а вернее, годы правления Райнилайяривуни были наиболее трагическим периодом истории Мадагаскара. Хотя Имерина и оставалась страной, где большинство населения еще жило натуральным хозяйством, повсюду быстрыми темпами шло развитие промышленности и ремесел, появились первые крупные плантации.

   В королевстве Имерина также бурно развивались здравоохранение, образование и другие сферы жизнидеятельности. Только в тысяча восемьсот семидесятом году медицинская помощь на острове была оказана двумстам тысячам человек. Правда, немало для африканской страны? В то время в Антананариву издавалась литература не только на малагасийском и французском, но и на английском языке. Ежегодник "Антананирив энноэл" за тысяча восемьсот восемьдесят второй год сообщает, что в школы острова ходили сто сорок семь тысяч учащихся. В тысяча восемьсот семьдесят шестом году обучение на Мадагаскаре было объявлено бесплатным и обязательным. Франция решилась на аналогичную школьную реформу лишь спустя шесть лет.

   В тысяча восемьсот семидесятом году Ранавалуна Вторая писала английской королеве Виктории: "Моя страна не является частью ни Европы, ни Азии, ни Африки. Это остров среди морей, и, если его оставят в покое, он будет продолжать идти по пути прогресса во всем, что касается блага, торговли и цивилизации".

   Однако "остров среди морей" не оставили в покое. За необычайно короткий исторический срок его народ добился огромного прогресса. Но срок этот, повторяю, был слишком короток для того, чтобы получить возможность противостоять Франции. Поэтому, стараясь выиграть время, малагасийская дипломатия шла порой на серьезные уступки Парижу.

   Так, чтобы возместить Франции потери от разорванного мальгашами торгового договора, правители Мадагаскара согласились выплатить компенсацию в один миллион двести тысяч франков. Чтобы перенести пятьсот ящиков с серебряными пиастрами на эту сумму, понадобилось две тысячи носильщиков! В тысяча восемьсот шестьдесят седьмом году правительство разрешило французам открывать в Антананариву свои лавки; примечательно, что в них продавали спиртное. В тысяча восемьсот шестьдесят восьмом году было принято христианство. Ранавалуна Вторая взошла на престол, держа в руках библию, и тотчас же издала указ об уничтожении идолов Амбухиманги. Тогда же были сожжены королевские талисманы - сампи. По всей стране запылали аутодафе, в которых сгорели священные книги и арабо-малагасийские рукописи, без которых многое в истории острова остается неясным. Так происходила христианизация острова - один из шагов к его будущей колонизации.

   В связи с началом французских территориальных захватов на острове особенно остро встал для малагасийцев вопрос о земле, которая была для них священной землей предков. В своей политике даже последние королевы исходили из принципа: "Мадагаскар не является землей предков для иностранцев" - и всячески противились переходу под европейский контроль хотя бы и пяди малагасийской территории. Именно угроза территориальной целостности земли предков, порожденная колонизаторами, способствовала росту национального самосознания малагасийцев, их консолидации в единую нацию.

   Очень интересен в этом отношении ответ, который направил французам, требовавшим в восьмидесятых годах прошлого столетия уступки северо-западных провинций, генерал Райнандриаманпандри. "Вы требуете от меня ответа, какую часть острова я согласен уступить, - писал он. - Но это все равно как если бы вы спросили, какую часть моей руки я согласен отрезать. Я ничего не хочу отрезать. Все ее части мне одинаково дороги. Возьмите ту, которую вы пожелаете, если вы сильны".

   Франция пожелала "взять" весь остров.

   В истории Мадагаскара есть страницы, связанные с Россией. Первыми нашими соотечественниками, увидевшими остров-континент, были бежавшие с Камчатки ссыльные: в 1774 в заливе Антонжиль (северо-восточная часть острова) высадились ссыльные Большерецкого острога, которые в апреле 1771 г. подняли бунт и, захватив корабль "Святой Петр", покинули Россию. Возглавлял команду один из основных зачинщиков бунта - Мориц Август Беневский (потеряв родовое имение в Венгрии (после захвата его кузенами), вступил в польскую армию и сражался против русских. Был взят в плен, бежал из него, а после поимки отправлен в острог на Камчатку). Среди его спутников - сбежавших бунтовщиков - были военнослужащие, казаки и др. Беневскому удалось наладить контакт с местными жителями острова (они даже считали его потомком влиятельного на Мадагаскаре королевского рода рамини, волею судеб заброшенного на остров Иль-де-Франс - современный о-в Маврикий), он основал торговый порт Луисбург и помогал малагасийцам противостоять французам. Похоронен он на Мадагаскаре, и о нем здесь помнят (сведения о М.А.Беневском содержатся в малагасийской энциклопедии). Описание путешествия Беневского

   Остается малоизвестным тот факт, что еще Петр I снаряжал экспедицию к берегам Мадагаскара, причем с официальным письмом к королю этого острова.

   С островом Мадагаскар связаны также страницы истории военного флота России. В апреле 1890 г. у о-ва Сент-Мари (ныне о-в Нуси-Бураха) в течение 17-ти дней стоял военный корабль клипер "Джигит", посланный российским правительством для осмотра островов в Индийском океане. А в декабре 1904 годанедалеко от этого же острова, попав в океане в бурю, стала на якорь русская эскадра во главе с адмиралом Рожественским. Корабли направлялись на Дальний Восток, к Цусиме. Участник этого похода А.С.Новиков (впоследствии известный писатель Новиков-Прибой) позже описал о-в Сент-Мари в своем романе Цусима. В ожидании второй части эскадры, которая шла не вокруг Африки, а через Суэцкий канал, эскадра адмирала Рожественского сделала двухмесячную остановку на острове Нуси-Бе. Место стоянки этих кораблей на острове (команды их насчитывали 12 тысяч моряков) до сих пор называют "Бухта русских".

Контактная информация

© Madaga.Ru (при использовании материалов сайта ссылка обязательна)